Здравствуй, путник! Привела тебя к нам сама судьба. Оставайся с нами, и попробуй предотвратить Рагнарек, что надвигается на земли холодной Скандинавии. Выбирай, будешь ли ты одним из варлов, людей или богов!

левая таблица

Рагнарок: битва за Митгард

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рагнарок: битва за Митгард » Личные эпизоды » мёртвая тишина


мёртвая тишина

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

МЁРТВАЯ ТИШИНА
• • • • • • • • • • • • • • • ᛝ ᛟ ᛝ • • • • • • • • • • • • • • •


http://sg.uploads.ru/dlPCU.jpg
:СМЕРТЬ - ЛУЧШИЙ ОХОТНИК:
http://s6.uploads.ru/5Wir3.jpg

Время: раннее утро
Место: горная гряда
Игроки: Мьяндаш, Скади
Сюжет: когда добычу приходится делить на двоих

Отредактировано Mjӓndas (2017-06-16 18:58:42)

+1

2

Снег был похож на кровавое полотно. Точно некто уронил огромный кубок с жертвенной жидкостью на безукоризненно чистую ткань. Утро накинуло на небо призрачный саван, пряча звёзды за предрассветными сумерками, похожими на смешанное с давленой брусникой молоко. Мьяндаш всё ещё мог видеть. Яркий свет, отражающийся от сотен мерцающих снежных крупиц, травмировал его неестественно светлые глаза. Обычно на разного рода живность принято охотиться отнюдь не поутру, но изрядно затянувшаяся зима толкает оголодавших животных на совершение довольно беспечных, опрометчивых поступков, и потому Мьяндаш, заранее замолив перед богами свой грех убийства, отправился на охоту.
Снег неслышно хрустел под ногами. В следы заливались сине-фиолетовые тени, сразу же заметаемые подолом плаща нойда. Тихо потрескивала небольшая связка дротиков за спиной Мьяндаша, один из них он держал в согнутой руке и, в состоянии боевой готовности, чуть пригнувшись, следовал он за животными метками. Не приходилось ему забредать так далеко. Прежде саами мирно охотились, не выходя за пределы своей вотчины – Старого леса – оттого столкновения с лесной грядой в качестве места для охоты вгоняло Мьяндаша с небольшое смятение. Ветер зловеще завывал среди хребтов. Он сдувал с курса дротики, Мьяндаш решил, что стоит променять их на копьё, старшую и более тяжёлую сестру его личного оружия. Однако он умудрился подстроиться под изменившиеся погодные условия и очень скоро напал на след зверя, которому было не суждено сегодня застать полдень. Это оказался резвый благородный олень. Он склонился над чудом не заметённой каменистой местностью и жевал иссохший мох, недовольно пофыркивая. Нойда отклонился, занося руку с дротиком. Но неизвестного происхождения шум спугнул животное, отвлёк от скудной трапезы. Олень перевёл внимательный взгляд на замершего, точно каменное изваяние, охотника, Мьяндаш же в свою очередь даже задержал дыхание, с губ его не срывалось и облачка пара. Он перевёл взгляд куда-то вверх. Куда-то туда, откуда, по его собственному разумению, совершенно некстати раздался чёртов шум. Потустороннее чутьё подсказывало нойда, что глаз свой на упитанного, невзирая на долгую зиму, оленя положил здесь не только он, впрочем, до конца мужчина не был уверен. Духи-оружейники неслышно советовали, науськивали. И Мьяндаш, как и всегда, покорно склонил голову перед их авторитетным мнением, выпустив дротик. Удар был не смертельным, олень завопил и, разбрызгивая по снежной глади рубиновые градины крови, бросился наутёк, впрочем, не так уж и резво – ранение оказалось, всё-таки, серьёзным.
Мьяндаш решил не нагонять след в след. От раненого зверя он двигался на расстоянии, иногда сливаясь с чернеющими на фоне снега валунами и каменюками. Молодой мужчина так увлёкся внимательным созерцанием состояния терявшего кровь животного, что совершенно позабыл о таинственной причине, по которой эта погоня вообще состоялась, потому уже ни о чём не думал, кроме того, чтобы олень уже прекратил свои мучения. Острое чувство вины пронизывало Мьяндаша. Вторил ему поток шквалистого ветра, который заставил мужчину повременить с финальным броском, который мог только усугубить муки животного. Он так и застыл, как и некоторым временем ранее, иллюстрируя легенды о храбрых и сострадательных охотниках Старого леса, но, похоже, очень и очень зря. Подарит своё мясо олень не саами.

+2

3

После "изгнания" Одином, у Скади оставалось не так уж и много утешений. Первое — созерцание издали Бальдра, прекраснейшего из мужчин, как ей казалось еще с давних времен. Второе — охота. Иногда, второе ей приносило больше радость, так как отвечало взаимностью, а не огорчало. Бальдер же не знал о ее нахождении в Митгарде, и задача Скади была в том, что бы не выдать себя, присматривая.  Она позволяла себе настоящую охоту не так часто, ведь зачастую ей приходилось только делать вид. В поселении ее знали, как пришедшую из далеких земель путницу, которая приносит отменную дичь и меха, и разрушать эту легенду ей было никак нельзя. периодически, она взывала к своему другу - волку, и тот охотился за нее, принося зайцев, лисиц и иногда оленей. Скади, пока тот охотился, следила за Бальдром или же докладывала о ситуации Одину.

Сейчас же был один из тех моментов, когда богиня могла позволить себе расслабиться. Прихватив с собою лук, она выехала а своих лыжах, в лес. Ей нравилось раннее утро, оно было сурово и прекрасно, как и зима, которую представляла богиня - охотница. Дорога не заняла более часу, и вот, лыжница уже была на приличном расстоянии от поселения, что бы попробовать выследить хоть какую-то дичь. Единственное, что ее смущало с каждым днем все более и более, это количество дичи. Звери уходили в другие земли, за неимением еды. Ей казалось, что людям стоило бы сделать то же самое, потому что уходит ИХ еда и в скором времени все запасы, что делались ранее, истощатся. Однако, люди пока не торопились, боги же им не помогали, все замерло, как будто в ожидании. Ожидала и Скади. Она ожидала победы богов и конца зимы, но это в лучшем варианте, в противном же случае, она ждала хоть какого-то сигнала Одина или его жены, что бы забрать Бальдра, собрать провизию и бежать подальше от Локи и великанов. Однако, сейчас была тишина...

Тишина, которую нарушило чье-то шуршание. Скади не оборачиваясь, достала стрелу и вложила ее в лук, натянут при этом тетеву. шуршание прекратилось и далее был лишь топот копыт и скрип снега под этими же копытами. Что-то спугнуло животное. "Великаны? Не может быть..." Это был странный страх, ведь она была из их рода и, казалось бы, чего ей бояться, но теперь она была все же из числа асов и ванов, что  отразилось на ее репутации среди инеистых великанов.

Олень не глуп, что бы  бежать не от проблемы, что его спугнула, а к ней, потому не было ничего странного в том, что великанша отправилась аккурат за ним.

0


Вы здесь » Рагнарок: битва за Митгард » Личные эпизоды » мёртвая тишина


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC